Даугавпилсское Высшее Военное Авиационное Инженерное Училище

ДВВАИУ.net

Командир сказал хорек! И никаких сусликов!

Font Size

SCREEN

Cpanel

ДАУГАВПИЛССКАЯ (ДИНАБУРГСКАЯ) КРЕПОСТЬ

 

Галина Карповна Верёвочникова
Людмила Григорьевна Жилвинская
Даугавпилсский краеведческий и художественный музей

DAUGAVPILS (DINABURG) FORTRESS

Даугавпилс – город трёх крепостей. В его истории трижды, в связи с развитием военного дела, возводились крепостные сооружения. В XIII веке крестоносцами был построен Динабургский замок, в XVI веке войсками Ивана Грозного была заложена крепость, достроенная затем польским королем Стефаном Баторием, а в XIX веке по указу российского императора Александра I была сооружена фортовая крепость. До наших дней сохранилась лишь крепость XIX века, которая по праву считается главной достопримечательностью города и является уникальным объектом культурно-исторического наследия. Даугавпилсская (Динабургская) крепость, являющаяся единственным сохранившимся без значительных изменений в Восточной Европе памятником фортификационного искусства, имеет богатую историю.

В начале ХIХ века над Россией нависла угроза нападения наполеоновских войск. Готовясь к войне с Францией, Россия предприняла ряд действий для усиления западной границы. В 1810 – 1812 годах, кроме существовавших тогда крепостей в Риге и Киеве, было решено построить между этими двумя пунктами новые крепости – Бобруйск и Динабург. В марте 1810 года военный министр Барклай де Толли представил царю Александру I записку «О защите западных пределов России», в которой подчеркнул необходимость строительства оборонительной линии на Западной Двине. «У Динабурга … избрав хорошее месторасположение, должно построить крепость, которая охраняла бы сообщение с армией … Динабург кажется удобнее для сего назначения потому, что там находятся остатки укреплений, могущих весьма облегчить и ускорить работу». Таким образом, Динабург был избран местом сооружения новой крепости, которая должна была защищать дорогу на Петербург. Вскоре план строительства Динабургской крепости, разработанный инженер-полковником Егором Фёдоровичем Гекелем, был утверждён императором Александром I.

Согласно новому направлению в военном строительстве, Динабургская крепость строилась как фортовая крепость, то есть имеющая впереди крепостной ограды отдельные вынесенные вперёд укрепления – форты. Пояс фортов был удалён от главного вала на 2-4 километра. Проект ансамбля крепости предполагал сооружение предмостного укрепления на левом берегу Даугавы и собственно крепости, состоящей из системы оборонительных сооружений и зданий, – на правом. Строительные работы, оцениваемые по смете в 546 643 рубля 90 копеек, планировалось закончить за три года. Гарнизон крепости в мирное время должен был состоять из 4 500 человек и 7 000 – в военное время. Строительство Динабургской крепости, начавшееся в мае 1810 года, по своему размаху было весьма значительным. В 1810 году на строительных работах было занято 10 тысяч, а в следующем – 15 тысяч солдат и более 2 тысяч мастеровых людей из Витебской губернии. В ноябре 1810 года полковник Е.Ф. Гекель за успешное проведение работ был награждён орденом святой Анны 2-го класса с алмазом.

Несмотря на то, что предмостное укрепление было чисто земляным, а в основной части крепости только в некоторых местах был насыпан главный вал, 14 июля 1811 года Динабургская крепость была объявлена крепостью первого класса. Надвигавшаяся военная угроза заставила ускорить её сооружение. К весне 1812 года на левом берегу реки были сооружены мостовые укрепления полевого профиля, состоявшие из двух бастионов и двух полубастионов, на которых в боевой готовности было установлено 16 орудий. В ночь на 12 (24) июня 1812 года наполеоновская армия вторглась на территорию России. Несмотря на то, что укрепления не были достроены, военный совет принял решение без боя крепость не сдавать, тем более, что со стороны возможной осады она выглядела более внушительно, чем была в действительности. Строительство было приостановлено, бастионы готовились к бою.

1 июля 1812 года два полка 6-ой пехотной дивизии Второго армейского корпуса «Великой армии» маршала Удино подошли к Динабургской крепости, гарнизон которой насчитывал немногим более 2 500 человек и 80 пушек. Три дня войска маршала Удино, более чем в 3 раза превышавшие количество защитников крепости, атаковали предмостное укрепление, но без малейшего успеха. 4 июля 1812 года французы были вынуждены отступить от крепости. Весть о героической обороне Динабурга быстро разнеслась по русской армии и дошла до Александра I. Это был один из первых случаев в войне 1812 года, когда непобедимые французские войска не смогли сломить сопротивление небольшого отважного гарнизона. «Храбрый гарнизон, — так характеризовал Барклай де Толли подвиг гарнизона крепости, — я никогда не полагал, чтобы Динабургское мостовое прикрытие можно было защищать против превосходных сил неприятельских долгое время».

Однако командование русской армии не собиралось защищать Динабург, так как знало о слабости ещё недостроенных укреплений. Военный совет крепости принял решение: «Все казённые имущества, в пользу неприятеля послужить могущие, вывезти из Динабурга в безопасные места, а чего по скорости или недостатку крестьянских лошадей невозможно будет, то горючие вещества сжечь, а железные зарыть в ямы». И 15 июля 1812 года русские войска оставили город. 20 июля французский отряд под командованием генерала Рикардо вступил в Динабург. Здесь был оставлен небольшой французский гарнизон, за время своего пятимесячного хозяйствования разграбивший город и довершивший разрушение оборонительных сооружений. В конце 1812 года французская армия, мечтавшая о лёгкой победе над Россией, отступила к западным границам, а в декабре оставила и Динабург.

Военные события 1812 года показали, что Динабургская крепость расположена в удачном месте, имеет важное стратегическое значение и может служить базой сосредоточения больших сил и активных боевых действий против наступающего врага. Сразу после войны, уже в 1813 году, в Динабургской крепости были продолжены строительные работы. Ими руководил, как и прежде, Е.Ф. Гекель, но уже в звании генерал-майора. К 1818 году работы в мостовом укреплении были завершены, а в цитадели закончен главный вал, который являлся наиболее значительным сооружением крепости. Внутри вала, ширина которого составляла 8,5 метра, находились казематированные помещения, тоннельные переходы и ходы сообщения с бастионами и отдельными фортами. К внешней стороне вала было пристроено 8 казематированных бастионов. На бастионах и главном валу имелись ячейки для расположения пушек. Оборонительные сооружения цитадели были окружены рвами, которые заполнялись водой, делая крепость неприступной.

Местность внутри крепости была разделена на кварталы, предназначенные для застройки, причём на её территории можно было возводить только каменные здания. В это же время крепость была вооружена артиллерией: было установлено 160 чугунных пушек, 6 мортир и 15 единорогов. С 17 августа 1819 года строителем крепости был назначен начальник Рижской инженерной команды инженер-полковник Клименко, сменивший получившего новое назначение генерал-майора Е.Ф. Гекеля. Новый строитель крепости в своей работе придерживался разработанных ранее планов, но в то же время считал необходимым внести изменения в ход строительных работ: построить новые оборонительные укрепления, усилить главный вал крепости мощной гранитной облицовкой – эскарпом.

Главная часть крепости представляла собой вал с 8 бастионами. Перед ним возводился пояс из равелинов и редутов – строений и земляных укреплений с валами и рвами. При сооружении крепостных сооружений было использовано немало смелых инженерных решений и строительных новшеств. Так, чтобы избежать смыва почвы с валов крепости из-за частых дождей, на глубине 1,5-2 метра были проложены листы дорогостоящего цинка, обеспечивавшие отвод воды через специальные каменные стоки, вмонтированные в стены на их внешней поверхности.

Осмотревший крепость в августе 1825 года генерал-лейтенант К. Опперман в своем докладе сообщал, «что кладка каменных стен и сводов настолько хороша, что лучшего и требовать нельзя» и что «способы построек эскарпов усовершенствовались до того, что дальнейшего усовершенствования и не требуется». Столь же высокую оценку заслужили строители крепости и от великого князя Николая Павловича.

Одновременно со строительством эскарповых стен было начато строительство четырёх монументальных крепостных ворот, получивших наименование Александровских, Константиновских, Николаевских и Михайловских. Перед каждыми воротами были выстроены ещё по двое барьерных (внутренних) ворот и по три разборных деревянных моста. Вход украшали императорские орлы, чугунные алебарды (боевые обоюдоострые топоры), на специальных подставках крепились декоративные пушечные ядра с фитилями.

В конце 1827 года из крепостных оборонительных сооружений были построены главный вал от 1-ого куртин-люнета до 7-ого бастиона; 5 куртин-люнетов; гласис, насыпанный вокруг всей крепости на полную высоту и половину ширины; один равелин без каменного эскарпа и 2 редюита. Внутренняя застройка крепости, поделённой на 20 кварталов и 10 улиц, велась по проекту архитектора А. Штауберта. Все здания каменные, двух- и трёхэтажные, были спроектированы в стиле русского ампира. Из-за заболоченности местности, на которой размещалась крепость, фундаменты зданий укреплялись дубовыми сваями. Потолки домов и укреплений строились сводчатые, массивные, повышенной прочности, рассчитанные на защиту от снарядов большого калибра. Толщина стен достигала 2,5 метра, что позволяло в десятки раз увеличить надёжность сооружений. В это время здесь строились артиллерийский и инженерный арсеналы, казармы, конюшни, тюрьма, а также жилые офицерские дома и офицерский клуб. Офицерское гарнизонное собрание, где собирались не только военные, но и их родственники и знакомые, было тем местом, где ставились и показывались любительские спектакли, концерты, читались лекции, устраивались вечера.

В центре крепости находились парадная площадь, комендантский дом с царскими покоями, а за ним был разбит парк. Жемчужиной крепости был собор, построенный иезуитами (1746 – 1761) в строгом римско-католическом стиле, являвшийся лучшим воплощением барокко в архитектуре Латгалии. С фронтона костёл был украшен двумя высокими 60-метровыми четырёхугольными башнями, в одной из которых помещались часы, а в другой – колокольня с тремя колоколами, украшенными латинскими надписями. В 1811 году костёл, здание коллегиума и принадлежавшие иезуитам земли были выкуплены Инженерным ведомством России за 300 тысяч рублей. В 1828 году решением Священного синода католическая церковь была преобразована в гарнизонный православный собор, что вызвало изменения как в его внешнем, так и внутреннем оформлении. Внутри крепостной собор поражал своей колоссальной высотой, обилием света и изяществом отделки. Инициатива внутренней реставрации всецело принадлежала императору Николаю I, который из своих собственных средств пожертвовал на это 10 тысяч рублей. Иконостас собора был выполнен известным художником А. Перминовым и представлял большую ценность. Однако придать зданию вид византийского храма, соответствующий православию, не удалось. Военный крепостной собор по внешнему своему виду остался римско-католическим.

Строительство Динабургской крепости обусловило и появление новых жилых районов рядом с ней. 4 февраля 1826 года был утверждён план застройки форштадтов крепости, и многие жители должны были перенести свои дома на вновь выделенные участки. Это положило начало Новому (или Большому) Форштадту, ныне центру города. Начало нового строительного сезона в 1829 году было сорвано стихийным бедствием – наводнением. В апреле вода поднялась более чем на 8 метров. Нижние этажи в крепости оказались под водой, гласис и крутости насыпей оказались сильно повреждёнными, мосты снесены. Был затоплен и Большой Форштадт. Убытки, причинённые казне этим наводнением, были огромны. Это заставило заняться серьёзной разработкой мер защиты крепости от весенних паводков. 18 ноября 1830 года в Инженерный департамент поступил проект из Главного Управления путей сообщений, составленный молодым военным специалистом капитаном Корпуса путей сообщений Павлом Петровичем Мельниковым. Главной идеей этого проекта было сооружение земляной плотины (дамбы) на правом берегу Двины (Даугавы). Генерал-майор Клименко одобрил проект и считал, что для его осуществления даже не нужно будет вносить изменения в оборонительную систему Динабургской крепости. Однако осуществление проекта было отложено, в связи с политическими событиями в России – восстанием польской шляхты 1830 года.

В 1833 году завершилось строительство главной части крепости с четырьмя бастионами и фортификационными сооружениями, защищающими её от артиллерийского и оружейного огня. 21 мая 1833 года состоялась официальная церемония освящения и открытия крепости, на которую прибыли царь Николай I и высшее духовенство России. После торжественного молебна в крепостном соборе император совершил крестный ход по главному валу. Несмотря на то, что официальное открытие крепости состоялось, многие внешние укрепления ещё не были достроены. Только в 1833 году приступили к осуществлению проекта капитана Мельникова по защите Динабурга от наводнений. Сооружение дамбы протяжённостью около 7 километров было завершено лишь в 1841 году, так как строительство было затруднено наводнениями, особенно в 1837 году, когда снова был затоплен весь город. Высота дамбы, ставшей достопримечательностью города, составляла от 420 до 640 сантиметров. На её верхнем участке было устроено шоссе, включённое в Петербургско-Ковенский тракт. Вдоль дамбы начали строить дома, образовавшие Шоссейную улицу (ныне улицу 18 Новембра), - парадный въезд в город. Долгое время дамба называлась Николаевской, так как была сооружена по указу Николая I. Вплоть до наших дней главным достоинством дамбы является то, что она безупречно защищает город от наводнений. Расчёты капитана Мельникова были столь точны, что более чем за полтора века она ни разу не подвела, всегда надёжно охраняя центральную часть города. Самый суровый экзамен на прочность дамба выдержала 10 апреля 1922 года во время крупнейшего наводнения в истории Даугавпилса, когда уровень воды поднялся на 10 метров 62 сантиметра.

Строительство крепости и новой шоссейной дороги Петербург-Варшава, которая прошла через Динабург, придало городу большую значимость и авторитет, а также сказалось на росте численности населения: если в 1825 году здесь проживало 2 885 человек, то к 1840 году – уже 11 361. Увеличение числа жителей, оживление торговли, появление заводов привели к расширению границ города и активному строительству. В 1839 году царём был утверждён план застройки Большого, Малого и Старого форштадтов, а также детальный план гостиного двора. Жилые дома стали строить по утверждённым планам и с фасадами определённого вида. В 1843 году Инженерный департамент удовлетворил ходатайство Динабургского коменданта о мощении улиц в крепости и устройстве подземных водосточных труб, так как топкий болотистый грунт не давал возможности содержать улицы и площади в надлежащем порядке. Дополнения в проект были внесены самим императором, который пожелал, чтобы все улицы, а также дворы офицерских домов были замощены булыжником.

Для придания улицам крепости более привлекательного вида началось их озеленение различными деревьями и кустарниками. Строительство крепости затянулось на многие десятилетия. Царское правительство постоянно держало под контролем производимые в ней работы. Об этом свидетельствует тот факт, что в течение 5 лет (1846 – 1851 годы) император сам инспектировал Динабургскую крепость 13 раз. Однако работам не было видно конца. 31 мая 1851 года Николай I отметил «опрятное содержание крепости и хорошее качество работ», но высказал пожелание по возможности ускорить их ход и добавил: «Динабургская крепость строится при мне уже 31 год. Я желал бы, чтобы она была окончена при моей жизни. Но вряд ли я доживу до этого». Царь оказался прав. Работы продолжались ещё 27 лет.

Во второй половине XIX века Динабург формировался как крупный железнодорожный, промышленный и торговый центр северо-западной России. Экономическое развитие сказалось на внешнем облике города. Динабург расширился и преобразился. Из тихого захолустья, окружавшего единственный цивилизованный островок – крепость, он превратился в оживлённый железнодорожный узел, что ещё более повысило стратегическое значение крепости. Значительно оживилась и культурная жизнь города, особенно после открытия в 1856 году частного драматического театра, создателем которого был полковник Н. Гагельстром, командир инженерного арсенала Динабургской крепости.

Известный историк А. Сементовский в 1864 году писал: «В настоящее время Динабург не только занимает первое место между уездными городами своей губернии, но даже нисколько не уступает, по красоте зданий и торговле, Витебску. Не говоря уже о крепости, где все дома каменные в два и три этажа, так называемый Форштадт украшен многими прекрасными зданиями, в особенности по дамбе. Общественная жизнь в Динабурге более развита, чем во всех других городах этой губернии; это доказывается тем, что в Динабурге имеется частный театр, тогда как в Витебске нет и городского». В Динабургской крепости продолжалось строительство фортов и редутов, а также шли работы по созданию дорог на крепостной эспланаде.

В 1870 году русское правительство перенесло главную линию обороны дальше на запад. Динабургская крепость была переведена в крепость второй линии обороны, а затем в крепость 2-го класса. К 1878 году крепость была полностью построена и стала одной из крупнейших крепостей на западной границе России. В фортификационном отношении Динабургская крепость считалась одной из самых неприступных, отличалась глубиной замысла, оригинальностью решений и многими другими инженерными достоинствами. При её строительстве использовались достижения русского военного искусства XIX столетия. В частности, была применена система ближних и дальних фортов. Впервые в мире подобная фортовая крепость была построена Петром I в 1710 году и названа Кронштадтом. В возведении фортов, капониров, бастионов, мостов, главного вала Динабургской крепости принимали участие известные русские военные инженеры Батурин, Снитко, Ставицкий, Брайн и многие другие. Их имена высечены на плитах, вмонтированных в стены укреплений.

Со стороны реки крепость защищалась водной преградой, форсирование которой было невозможно из-за наличия мощного предмостного укрепления. Предмостное укрепление состояло из двух полубастионов, примыкавших к берегу Даугавы, и двух бастионов, выходивших в поле. Взятию предмостного укрепления препятствовали сплошные болота, чистое простреливаемое предполье и рвы, заполняемые водой, которая в любое время года вытекала из болот. С западной стороны главная часть крепости защищалась тремя мощными бастионами, связанными между собой и крепостью системой валов и рвов. С северной стороны крепость ограждалась водной преградой озера и двумя внушительными фортами. Кроме того, со стороны города был построен мощный вал, который тянулся от форта у истока реки Шуницы до самой крепости. Система защиты со стороны города была продумана весьма остроумно. В озере всегда поддерживался повышенный уровень воды, благодаря шлюзу у истока реки Шуницы, прикрываемому фортом. В случае нападения противника затвор этого шлюза поднимался, а затвор шлюза, находящегося на дамбе, опускался, и тогда вытекающая из озера вода заполняла всё пространство между крепостью и городом. Форты у истока реки Шуницы прикрывали шлюзы от противника, а крепость – от прорыва войск на дамбе. Такова была система обороны первой линии. Компоновка и расположение рвов, валов и огневых сооружений второй линии обороны и их огневая связь были ещё более совершенны и делали крепость неприступной.

Весь вид приземистой, 6-8-метровой крепости, зарытой в грунт, пересёченной валами, фортами и дополнительными укреплениями, внушал противнику невольный страх. Непривычная конфигурация укреплений, отсутствие традиционно видимых амбразур и бойниц со стороны предполья создавали неуверенность в выборе путей нападения.

Начиная с 1876 года, при Динабургской крепости происходило сосредоточение различного рода военных запасов. Здесь были сосредоточены обширные склады артиллерийского, инженерного, интендантского и военно-санитарного ведомств. Кроме того, на территории крепости разместились войсковые мастерские по изготовлению пороха, гранат, снарядов, а также по пошиву офицерского и солдатского обмундирования. Большое внимание командование и инженеры крепости уделяли благоустройству внутренней территории укреплений. Так, в 1865 году был проложен водопровод, в 1881 году учреждена правительственная телеграфная станция (телеграфная линия была проложена из Санкт-Петербурга в Динабургскую крепость), в 1892 году введено электрическое освещение. Все эти новшества намного опережали по времени внедрения другие крепости и города России.

14 января 1893 года по указу Александра III город Динабург был переименован в Двинск. В связи с этим и крепость стала называться Двинской. С развитием военного дела она утратила своё стратегическое значение и 12 апреля 1897 года была переименована в крепость-склад, став своеобразным арсеналом для хранения орудий Обуховского завода, а также военного снаряжения и продовольствия. На её валах орудия оставались только в качестве реликвий. В 1912 году в связи со 100-летием победы над Наполеоном в Отечественной войне 1812 года перед комендантским домом на средства, собранные солдатами и офицерами Двинского гарнизона, в центре парка установлен памятник-фонтан из трёх 12-фунтовых чугунных пушек, состоявших ранее на вооружении крепости. Быстрое развитие Динабурга, строительство крепости и увеличение военного гарнизона, рост промышленного производства и торговли привели к резкому увеличению городского населения. Если в 1860 году оно составляло около 13 тысяч, в 1897 году – более 76 тысяч, то в 1913 году – более 113 тысяч человек (больше, чем в Минске или сегодняшнем Даугавпилсе).

С самого начала Первой мировой войны Двинск стал прифронтовым городом. Уже 14 июля 1914 года Двинская крепость-склад была объявлена на военном положении, приведена в полный порядок и хорошо вооружена: из амбразур свои стволы выставили дальнобойные пушки, наблюдавшие за Калкунской долиной по ту сторону Даугавы. Через 4 дня после объявления Германией войны России был образован Двинский военный округ, управление которым осуществлялось из крепости. Работа всех промышленных предприятий города была подчинена военному времени. В Двинске изготавливались детали для пушек и пулемётов, в крепости была развёрнута артиллерийская лаборатория, интендантская мастерская, а также другие мастерские по изготовлению одежды и обуви.

В крепости находился военный госпиталь, одно из крупнейших лечебных заведений данного профиля в России. Уже в августе город стал принимать на лечение раненых. 2 ноября 1914 года Двинский госпиталь посетили император Николай II с императрицей Александрой Фёдоровной и великими княжнами Ольгой и Татьяной. Здесь многим из раненых император лично вручал знаки воинского отличия. Среди них был и Янис Чакстенс – первый латыш, награждённый Золотым крестом святого Георгия 1-й степени. Императрица с дочерьми надевали на раненых образки.

Несмотря на активные наступательные действия германских войск, стремившихся захватить Двинск – важный стратегический пункт, самоотверженные и хорошо организованные действия русских войск заставили немцев отказаться от попыток взять город и удерживали его натиск более двух лет. Военные события свидетельствовали о том, что Двинская крепость сыграла роль сильного опорного пункта русской армии на западной границе. Лишь 18 февраля 1918 года немецкие войска заняли Двинск и вошли в крепость, которая стала использоваться для нужд германской армии. Немецкая оккупация Двинска продолжалась в течение 10 месяцев и закончилась с приходом частей Красной армии.

В августе 1919 года польско-литовские войска и части Латвийской армии двинулись на штурм Двинска, непрерывно обстреливая из тяжёлых орудий предмостное укрепление, крепость и город. 3 января 1920 года Двинск был освобождён и получил своё нынешнее название – Даугавпилс.

Всего за пять лет с 1915 по 1920 годы в Двинской крепости сменилось пять гарнизонов: царский, германский, большевистский, польский, латвийский. Военное лихолетье далеко не лучшим образом отразилось на некогда первоклассной цитадели.

11 августа 1920 года между Латвийской Республикой и Советской Россией был заключён мирный договор. Части Земгальской дивизии Латвийской армии были направлены на охрану южных границ государства и в апреле 1921 года возвратились в Даугавпилс на место постоянной дислокации. Три пехотных полка дивизии – 10-й Айзпутский, 11-й Добельский, 12-й Бауский – и один полк лёгкой артиллерии были размещены в Даугавпилсской крепости. Единственный в Латвии кавалерийский полк находился на территории бывших интендантских складов российской армии (ул. Андрея Пумпура).

Летом 1940 года после инкорпорации Латвии в состав СССР в Даугавпилсской крепости разместились части Красной армии.

В годы Второй мировой войны в крепостных сооружениях германские оккупационные власти оборудовали еврейское гетто и лагерь для военнопленных «Шталаг – 340». Первоначально лагерь располагался в пороховых складах крепости, а затем был переведён в овощные склады и конюшни за валами её северной стороны. На воротах лагеря висел плакат с изображением палки и надписью «Вот твой господин!». На каменной стене предмостных укреплений Даугавпилсской крепости была помещена надпись «Гетто для евреев». Сюда были согнаны тысячи и тысячи евреев из Краславы, Вышек, Дагды и других местечек Латгалии, а также беженцы из Литвы, прибывшие в город в первые дни войны. Почти все они погибли или были расстреляны. Перед бегством из Даугавпилса фашисты согнали в подвалы крепостного собора оставшихся в живых узников лагеря и взорвали собор, уничтожив многих людей, а также выдающийся памятник архитектуры. В 1975 году на месте концлагеря, за крепостью, был открыт памятный камень. В 1991 году на месте рва с телами расстрелянных евреев был открыт мемориал памяти жертв холокоста и Даугавпилсского гетто.

После окончания войны в крепости разместились воинские части Советской армии – 308-й Латышской стрелковой дивизии, а также городские учреждения и всевозможные мастерские. С 1948 года крепость принадлежала Министерству обороны СССР. Все находившиеся здесь учреждения были переведены в город.

В крепости располагалось Даугавпилсское высшее военное авиационно-инженерное училище (первоначально авиационно-техническое училище).

В 1968 году Даугавпилсская крепость была утверждена в статусе памятника архитектуры, а в 1983 году – в статусе памятника градостроительства республиканского значения. С разрешения Министерства обороны в обход Министерства культуры были снесены многие исторические здания, несмотря на то, что ансамбль крепости был историческим и архитектурным памятником. В предмостных укреплениях расположились военные мастерские и склады. В 1961 году было принято решение о размещении здесь исправительно-трудового учреждения, для чего все имеющиеся здания и сооружения были переоборудованы для содержания осуждённых. Гривская тюрьма и в настоящее время является крупнейшей тюрьмой закрытого типа в Латвии.

После восстановления государственной независимости Латвийской Республики военное училище покинуло Даугавпилсскую крепость. С 21 июня 1994 года, согласно распоряжению Кабинета Министров Латвийской Республики, она была передана в ведение городского самоуправления и является одним из микрорайонов Даугавпилса, в котором проживает чуть более тысячи человек. В 1995 году была проведена инвентаризация комплекса Даугавпилсской крепости, в результате которой было определено её состояние, а также разработаны мероприятия по сохранению. Ежегодно государство вкладывает значительные средства в охрану этого памятника архитектуры и градостроительства.

В настоящее время построенная в первой половине XIX века крепость является практически единственной в Восточной Европе, сохранившейся без значительных изменений и имеющей уникальную фортификационную систему. Современный ансамбль крепости создают главная крепость (цитадель) с застройкой в стиле ампира и классицизма, а также развитой системой обороны (находящейся на правом берегу Даугавы) и предмостные укрепления на левом берегу, которые служили для обороны моста и переправы, образуя автономную оборонительную систему. Поражают её размеры: только гранитная стена главного вала составляет более 5 километров, а за ним на территории 150,5 гектара расположены здания и сооружения. По существу, это небольшой город, имеющий полную систему жизнеобеспечения. Динабургская крепость явилась единственным на территории Латвии крупным строительным комплексом, возведённым в сравнительно короткий срок и по единому замыслу. Здесь нашли отражение передовые для своего времени методы строительства.

В 2006 году было принято решение, в значительной степени определившее дальнейшую судьбу Даугавпилсской крепости, - создать в здании арсенала художественный центр Марка Ротко (1903 – 1970), родившегося в Двинске (Даугавпилсе) основоположника абстрактного экспрессионизма. Создание арт-центра позволит Даугавпилсу расширить международное сотрудничество в области культуры и туризма. С Динабургской крепостью связаны имена многих выдающихся персонажей европейской истории: российских императоров Александра I, Николая I, Александра II, Александра III и Николая II, императриц, великих князей, принцев и принцесс. Кажется, совсем недавно они поднимались по лестнице путевого дворца, устроенного в здании комендантского управления.

Крепость была не только оборонительным укреплением, но и местом содержания политических заключённых, для которых был создан острог, а также одиночные камеры для особо опасных «государственных преступников». После подавления восстания декабристов (1825 год) в Динабург были сосланы несколько его участников, среди них – поэт В.К. Кюхельбекер (1797 – 1846), друг А.С. Пушкина. Он отбывал здесь наказание почти четыре года (1827 – 1931) и, несмотря на суровый тюремный режим, продолжал заниматься литературным творчеством. Ему удалось нелегально поддерживать переписку со своими друзьями через поэта А. Шишкова, ранее связанного с декабристами и служившего в то время в крепостном гарнизоне. В память о пребывании В.К. Кюхельбекера в Динабурге одна из улиц крепости по сей день носит его имя, а на здании бывшего комендантского управления установлена мемориальная доска.

В 1912 – 1913 годах в крепости находился знаменитый политический узник Н.А. Морозов (1854 – 1946), сделавший крупнейшие открытия в области естествознания, химии, физики, математики, астрономии, а также внёсший большой вклад в изучение Библии. Одновременно с ним своё заключение в Двинске отбывали экономист, статистик, писатель, публицист, общественный деятель А. Пешехонов и историк, публицист, политический деятель В. Мякотин. Со 2 сентября по 15 октября 1942 года узником концлагеря «Шталаг-340» был известный татарский поэт, писатель и журналист Муса Джалиль (1906 – 1944). Его стихи, написанные в лагере, звучали гимном жизни и свободе. В 1975 году на стене барьерных ворот Даугавпилсской крепости была открыта мемориальная доска, посвящённая Мусе Джалилю, с цитатой из его стихотворения.

Даугавпилсская крепость – уникальный памятник архитектуры и культуры – стала символом города, найдя своё отражение и в городском гербе. Как верный воин, стоит она на берегах Даугавы. В стенах крепости есть какая-то особенная, торжественная и таинственная аура. Под арочными сводами слышен шёпот времён. Здесь каждый камень хранит воспоминания о днях, давно минувших…

Словарь фортификационных терминов

Бастионпятиугольное, долговременное крепостное или полевое оборонительное сооружение, возводившееся по углам крепостной ограды и примыкавшее к ней.

Бойница – узкая щель в оборонительной стене, расширяющаяся вовнутрь казематированного помещения и предназначенная для ведения оружейного огня.

Вал – высокая земляная насыпь, обычно со рвом впереди, возводившаяся с оборонительными целями.

Гласиснасыпь треугольного профиля, примыкающая к внешнему краю рва укреплений.

Казематы – помещения в оборонительных сооружениях крепости для обеспечения защиты от огня тяжёлой артиллерии.

Капонир – казематированная оборонительная постройка на дне крепостного рва, примыкающая к эскарпу и предназначенная для обстрела рва орудийным, пулемётным, ружейным огнем.

Кордегардия – помещение для караула, охраняющего крепостные ворота, приспособленное для обстрела через бойницы пространства внутри них.

Крепость – стратегический пункт, укреплённый средствами долговременной фортификации, снабжённый постоянным гарнизоном, вооружением, запасами и управлением.

Люнетоткрытое полевое укрепление.

Потернаособая подземная галерея, соединяющая эскарповые галереи с внутренностью укреплений.

Форт (лат. fortis — сильный, крепкий) – сомкнутое долговременное или временное укрепление, основной элемент пояса внешних укреплений крепости.

Фортификационное сооружение (лат. fortificatio – укрепление) – сооружение, возводимое для лучшего обеспечения огня, наблюдения и управления, защиты бойцов и материальной части от средств поражения, а также для затруднения действий противника

Фортовая крепость – крепость, имеющая впереди крепостной ограды отдельные вынесенные вперёд укрепления – форты. Пояс фортов удалён от главного вала на 4-6 километров.

Цитадель (итал. citadella – небольшой городок) – внутреннее укрепление крепости, имевшее самостоятельную оборону и служившее последним опорным пунктом для гарнизона крепости в случае падения основного укрепления.

Эскарп (итал. scarpa – откос, скат) – крутой и высокий срез ската крепостного вала, обращённый к противнику и используемый как препятствие в системе заграждений.

Эспланада (франц. esplanade - площадь) – открытое незастроенное пространство между цитаделью и ближайшими городскими строениями.

 

Опубликовано в журнале «BALTFORT» №1 (06). Март 2009 г.

Фото крепости с обложки Яниса Витиньша. обложка BF

Вы здесь: Главная » ДАУГАВПИЛССКАЯ (ДИНАБУРГСКАЯ) КРЕПОСТЬ