Даугавпилсское Высшее Военное Авиационное Инженерное Училище

ДВВАИУ.net

Занятия у вас проводятся от случая к случаю, эпидемически.

Font Size

SCREEN

Cpanel

СУДЬБА РУССКОГО ОФИЦЕРА

Морозов Олег
подполковник в запасе
г. Рига

ИЗ ИСТОРИИ 97-ГО ПЕХОТНОГО ЛИФЛЯНДСКОГО ПОЛКА

В конце 2005 года к автору, занимающемуся изучением истории 97-го пехотного Лифляндского генерал-фельдмаршала графа Шереметьева полка, обратился житель города Даугавпилса (Латвийская республика) Ю.А. Чертов. В своём письме Юрий Александрович сообщил, что он приходиться внучатым племянником офицера Лифляндского полка – Владимира Ивановича Зверева. Он обратился с просьбой о помощи, представить информацию об этом офицере-лифляндце. К письму была приложена фотография штабс-капитана Зверева с супругой. В списках полка действительно был такой офицер, участник Русско-японской и Мировой войн. Начались поиски. Естественно, в один из своих нечастых приездов в Москву, автор обратился в Российский Государственный Военно-Исторический Архив (РГВИА). Здесь удалось найти единственный послужной список подпоручика Зверева за 1907 год. Постепенно, в процессе работы с другими документами из фондов полка и дивизии, появились дополнительные сведения. Примечательно и то, что в Вильнюсе до сих пор проживает дочь русского офицера Зверева – Ольга Владимировна. Несмотря на почтенный возраст, она сообщила ряд сведений о судьбе своего отца. Результатом поисков и явилась эта статья.

25-го апреля 1882 года в городе Дисне Виленской Губернии в семье православного священника родился сын, которого нарекли Владимиром. О родителях известно совсем немного. Отца звали Иван, мать – Вера. В 1884 году отец скончался, а мать вскоре вторично вышла замуж. Мальчику была уготовлена перспектива, стать священником, как и отец. В 1900 году Володя поступает в Литовскую духовную семинарию. Но, видимо, церковная стезя не сильно привлекали юношу, и он подаёт прошение о зачислении на военную службу. Просьба бывшего семинариста была решена положительно.

30-го сентября 1902 года Владимир Зверев “согласно поданного на Высочайшее имя прошения, приказом по 27-й Пехотной дивизии от 25-го сентября 1902 года за № 117 определён на военную службу в 107-й пехотный Троицкий полк на правах вольноопределяющегося 1-го разряда на казённое содержание и зачислен в списки полка и 5-ю роту”. Далеко добираться не пришлось, т.к. 107-й пехотный Троицкий полк стоял на квартирах здесь же в Вильно. Этот полк был сформирован в 1863 году из 4-го резервного и бессрочно-отпускных 5-го и 6-го батальонов Костромского пехотного полка. Полк входил в состав 27-й Пехотной дивизии, все полки которой дислоцировались в Вильно.

Бывший семинарист облачается в тёмно-зелёный, почти чёрный грубый солдатский мундир со светло-синими погонами и шифровкой на них “27” (по номеру дивизии). Теперь мало что выделяет его среди остальных нижних чинов полка. Единственным отличием вольноопределяющихся был витой шнур из бело-оранжево-чёрных нитей, которым обшивались края погон.

В знаменитой Сытинской Военной энциклопедии чётко даётся определение вольнооределяющихся, как лиц с образовательным цензом, поступивших добровольно на действительную военную службу нижними чинами. Срок службы для вольноопределяющихся 1-го разряда в армии составлял 1 год. Перед увольнением в запас они должны были держать экзамен на чин прапорщика запаса армии. Но перед этим необходимо было закончить курс полковой учебной команды.

20-го декабря 1902 года Владимир был произведён в ефрейторы. 27-го июля 1903 года он успешно окончил курс полковой учебной команды, и 7-го августа был произведён в младшие унтер-офицеры своего полка. В послужном списке отмечено, что 17-го сентября 1903 года унтер-офицер Владимир Зверев “согласно приказа по 3-му Армейскому Корпусу от 3-го августа за № 91 комиссией, учреждённой при штабе названного корпуса, был подвергнут испытанию на чин прапорщика запаса каковой и выдержал.” 20-го сентября того же года он был уволен в запас армии. Наконец, 18-го ноября 1903 года “Высочайшим приказом произведён в Прапорщики запаса армейской пехоты.”

Между тем, 27-го января 1904 года с нападения японского флота на русские корабли началась Русско-японская война. По всей России прокатилась волна патриотических манифестаций и молебствий о даровании победы русскому оружию. Но война разгоралась и требовала переброски новых корпусов и дивизий. На Дальний Восток беспрерывным потоком потянулись эшелоны с войсками.

18-го октября 1904 года прапорщик запаса армейской пехоты Владимир Зверев “во исполнение Высочайшего повеления о приведении армии на военное положение призван на действительную службу в 97-й пехотный Лифляндский полк, куда и прибыл”.

97-й пехотный Лифляндский полк был сформирован в 1863 году из 4-го резервного и бессрочно-отпускных 5-го и 6-го батальонов Белозёрского пехотного полка. В 1884 году полк получил старшинство с 1700 года с момента сформирования старого Троицкого пехотного полка. 25-го марта 1891 года наименован 97-м пехотным Лифляндским генерал-фельдмаршала графа Шереметьева полком. Таким образом, полк по праву считался одним из старейших русских полков. Полк входил в состав 25-й Пехотной дивизии. С осени 1871 года Лифляндский полк стоял на квартирах в уездном городе Динабурге (с 1893 года – Двинск) Витебской Губернии. В 1900 году полк широко отметил своё 200-летие и получил новое Георгиевское знамя.

29-го октября 1904 года в пехотном лагере под Двинском Император Николай II осматривал полки 25-й Пехотной дивизии и батареи 25-й Артиллерийской бригады перед отправкой в Манчжурию. Через две недели, 13-го ноября 97-й пехотный Лифляндский полк несколькими эшелонами по железной дороге был отправлен на театр войны. В одном из вагонов 3-го класса ехал молодой прапорщик Владимир Зверев. Путь на войну занял у Лифляндцев более 6 недель. Только 26-го декабря эшелоны полка пересекли границу Манчжурии. 5-го января 1905 года Лифляндский полк прибыл на Мукденские позиции и расположился в резерве у деревни Цензапуза. 12 – 13-го января во время сражения при Сандепу полк снова находился в резерве в деревне Байтапу. Здесь, удобно расположившись в землянках, Лифляндцы оставались до февраля. На 1-е февраля в полку насчитывалось 63 офицера и 3.231 нижний чин. Казалось, что ничего страшного и опасного не происходит.

Но 12-го февраля 1905 года с наступления японских армий на Мукден началось знаменитое Мукденское сражение. 16-го февраля японская III-я армия начала наступление в долине Ляохе в тыл русской 2-й Армии. Для обеспечения правого фланга и тыла армии в бой был введён XVI-й Армейский Корпус в составе 25-й и 41-й Пехотных дивизий. 17-го февраля Лифляндцы втянулись в бой у деревни Салинпу. Здесь состоялось боевое крещение прапорщика Зверева. В этот день в полку появились первые потери. Были убиты и ранены несколько нижних чинов. На следующий день в 6 часов утра бой продолжился. Весь день по фронту шла сильная перестрелка. К вечеру 18-го полк отошёл в район деревни Юхуантунь. Здесь весь следующий день Лифляндцы находились под обстрелом японских батарей. Потери полка уже исчислялись десятками людей.

День 22-го февраля 1905 года 97-й пехотный Лифляндский полк золотом и кровью вписал в свою историю и историю всей войны. В этот день полк геройской штыковой атакой выбил противника из деревни Юхуантунь, которую японцы захватили накануне. Бой за овладение деревней продолжался целый день. Лифляндский полк понёс тяжёлые потери. Командующий полком подполковник А.А. Молотков несмотря на 6 ранений, продолжал командовать полком до тех пор пока Юхуантунь не была освобождена. Были убиты 2 офицера и 68 нижних чинов, ранены и контужены – 20 офицеров (2 из них скончались от ранений) и 681 нижний чин, пропали без вести – 1 офицер и 121 нижний чин. Прапорщик Зверев “в бою под Мукденом у деревни Юхуантунь контужен артиллерийским снарядом в область левой лопатки” (Свидетельство о ранении № 23). Несмотря на контузию он остался в строю. Из-за больших потерь полк был сведён в 3 батальона. На следующий день, 23-го февраля, за убылью офицеров, прапорщик Зверев был назначен временно командующим 1-й ротой полка.

25-го февраля Лифляндцы покинули разрушенную деревню и начали отход к Телину. В ходе отступления полк (1-й и 2-й батальоны) постоянно находился под шрапнельным и пулемётным огнём японцев. В результате полк был фактически рассеян. 26-го февраля остатки полка прибыли в Телин. На следующий день Лифляндцы насчитывали всего 442 человека. Вскоре к полку прибыли остатки 3-го батальона и отбившиеся чины. К 3-му марту полк насчитывал уже 1.219 человек. В эти дни прапорщик Зверев был со своей ротой, разделив с нижними чинами всю тяжесть отступления. Он, как мог, старался облегчить судьбу подчинённых, обеспечить им питание и ночлег. 2-го марта Лифляндцы начали переход на Сыпингайские позиции.

Полк располагался на Сыпингайских позициях. Здесь Лифляндцы получили подкрепления и готовились к новым боям. Боевой дух был очень высок. 16-го марта Владимир Иванович сдал роту старшему в чине и остался в роте младшим офицером. В полк пришли награды за Мукленское сражение. 12-го июля 1905 года прапорщик Зверев “приказом по войскам 2-й Манчжурской армии за № 344 за отличие в делах против Японцев под Мукденом в феврале месяце 1905 года награждён орденом Св. Анны 4-й степени с надписью “За храбрость” (награждение утверждено Высочайшим приказом 29-го октября 1906 года). В послужном списке Владимира Ивановича, почему-то нет записи о награждении его памятной светло-бронзовой медалью в память войны с Японией. Хотя на фотографиях она отчётливо видна. Можно оставить этот “ляп” на совести писаря, составлявшего послужной список в 1907 году. Офицеры-лифляндцы были награждены этой медалью 21-го января 1906 года.

Осенью 1905 года наступил долгожданный мир. Но железные дороги России были не в состоянии перевести такую массу войск в европейскую часть страны. К тому же начинались стачки и забастовки – первые признаки революции. Полки 25-й Пехотной дивизии были оставлены в Манчжурии. 20-го декабря 1905 года прапорщик Зверев назначен временно исправляющим должность адъютанта 1-го батальона, а 24-го марта 1906 года утверждён в этой должности.

Казалось, что карьера складывается неплохо. Но Владимиру Ивановичу для продвижения по службе не хватало военного образования. Чтобы стать кадровым офицером, необходимо было сдать экзамен за полный курс военного училища. 1-го апреля 1906 года прапорщик Зверев был “командирован в Иркутское пехотное юнкерское училище для держания офицерского экзамена”. 6-го апреля он “следуя из Манчжурии в Иркутское пехотное юнкерское училище переехал границу” (России). Однако, уже 7-го мая офицер, “не прибывая из командировки, уволен в 2-месячный отпуск” (видимо, по личной просьбе).

17-го июня 1906 года население Двинска с цветами встречало эшелоны, возвращавшиеся с Дальнего Востока. Среди встречающих было много жён, детей, знакомых офицеров и солдат полка. 7-го июля прапорщик Зверев прибыл в полк из отпуска. 12-го августа 1906 года он был “командирован в Виленское пехотное юнкерское училище для держания офицерского экзамена.” 23-го августа 1906 года “допущен к экзаменам при Виленском пехотном юнкерском училище, но таковые не выдержал и прибыл из командировки в полк.” Причина этого осталась неизвестной. На следующий год, 11-го августа 1907 года прапорщик Зверев снова был командирован в Виленское пехотное юнкерское училище для держания вступительного экзамена.

15-го августа 1907 года “Высочайшим приказом, состоявшимся в 15 день Августа 1907 года произведён за боевые отличия в Подпоручики”. В сентябре Владимир Иванович обращается с рапортом о том, что хотя он произведён в подпоручики за боевые отличия, но не указано старшинство в этом чине с 1905 года. После рассмотрения дела в самых различных инстанциях по рапорту было принято положительное решение. 17-го декабря 1907 года подпоручику Звереву было даровано старшинство в чине с 22-го февраля 1905 года за оказанные боевые отличия.

С 10-го октября 1907 года по 8-е февраля 1908 года подпоручик Зверев в составе полка был командирован в Прибалтийское генерал-губернаторство для содействия гражданским властям. Лифляндцы были расквартированы в городах и местечках Курляндской Губернии. Хотя основная волна революционных выступлений уже спала, но в крае требовалось присутствие войск. Штаб полка, 1-я, 2-я, 4-я роты и 2-й батальон находились в Виндаве. Остальные роты были разведены в Газенпот, Гольдинген, Тальсен и Туккум. Ежедневно от полка выделялись караульные наряды для охраны местных тюрем, почт, казначейств. В качестве наград за эту командировку офицеры-лифляндцы получили единовременные денежные пособия.

В 1907 году попытка сдачи экзамена за курс училища в Вильно оказалась снова неудачной. И только 28-го июня 1910 года подпоручик Зверев получает военное образование. Сохранился Аттестат о прохождении курса наук подпоручиком 97-го пехотного Лифляндского полка Зверевым при Тверском кавалерийском юнкерском училище. Из этого документа видно, что экзамены были сданы неплохо. По многим предметам выставлен высший балл – 12. Средний же балл по всем предметам составил 9,67. Подпоручик Зверев был признан выдержавшим установленный экзамен за курс юнкерских училищ по 1-му разряду.

Между тем, армейская жизнь офицера шла размеренным темпом. В конце 1909 года подпоручик Зверев был награждён медалью в память 200-летия Полтавской победы за участие в охране железной дороги при проследовании Императора Николая II на Полтавские торжества. 25-го октября 1911 года Владимир Иванович был произведён в поручики (старшинство 22-го февраля 1911 года). 2-го августа 1913 года он был назначен полковым адъютантом с оставлением в списках 1-й роты. Эта должность накладывала большую ответственность за ведение полковых дел. 13-го сентября 1913 года поручик Зверев был награждён светло-бронзовой медалью в память о 300-летнем царствовании Дома Романовых. 5-го июня 1914 года Владимир Иванович за отлично усердную службу был награждён орденом Св. Станислава 3-й степени.

В конце июня 1914 года прогремел знаменитый Сараевский выстрел. Обстановка в Европе резко накалилась. Всем стало очевидно, что неизбежна новая большая война. Уже 13-го июня в Виленском Военном Округе был объявлен предмобилизационный период. Вечером 17-го июля Николай II подписал Высочайший указ о всеобщей мобилизации Сухопутных и Морских Сил российской Империи. В ответ на это на следующий день Германия объявила войну России. 23-го июля 1914 года после торжественного молебствия 97-й пехотный Лифляндский полк выступил из Двинска на войну.

С самого начала войны 25-я Пехотная дивизия прикрывала развёртывание русской 1-й Армии на границе с Восточной Пруссией. Уже в последних числах июля на границе загремели выстрелы.

4-го августа Лифляндский полк перешёл границу и вступил на германскую территорию. И в этот же день полк принял участие в первом большом бою при Сталлупенене. В ходе боя противник был сбит со своих позиций и отступил. Но эта победа досталась Лифляндцам дорогой ценой. Полк потерял убитыми 3 офицеров и 46 нижних чинов, ранеными – 8 офицеров и 287 нижних чинов и пропавшими без вести – 87 нижних чинов. За отличие в бою при Сталлупенене полковой адъютант Зверев был награждён орденом Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом (Высочайший приказ 6-го октября 1914 года). В последующие дни бои продолжались. 7-го августа произошло Гумбиненское сражение. Результатом его было отступление, а фактически, бегство германского 17-го корпуса. Это произошло так быстро, что уставшие русские войска на некоторое время потеряли контакт с противником. За боевые отличия при Гумбинене поручик Зверев получил очередной боевой орден – Св. Станислава 2-й степени с мечами (Высочайший приказ 27-го октября 1914 год).

В конце августа 1914 года после гибели русской 2-й Армии под Танненбергом войска 1-й Армии, куда входила 25-я Пехотная дивизия, были вынуждены начать отступление к границе. Отход сопровождался жестокими боями со свежими германскими войсками. 29-го августа Лифляндцы участвовали в арьергардном бою при Дидлякинене. Около 17 часов, потеряв 2 офицеров и 77 нижних чинов, полк подошёл к лесу к востоку от Дидлякенена. Здесь полк соединился с частью 2-й Мортирной батареи, отошедшей с поля боя раньше. Из-за тяжёлого перехода под неприятельским огнём у Дидлякенена остались раненые и отставшие нижние чины полка. В этот момент адъютант полка поручик Зверев раздобыл частные подводы и поехал с ними в Дидлякинен. Здесь он подобрал раненых и отставших и привёз их в полк. На следующий день, 30-го августа полк выдержал тяжёлый бой при Грюнхаузе. В бою Владимир Иванович был контужен в голову и спину разрывом бизантного снаряда (Свидетельство о ранении № 5 от 4-го сентября 1914 года, выданное старшим врачом полка). За отличие в боях в октябре-декабре 1914 года он был награждён орденом Св. Анны 2-й степени с мечами (Высочайшим приказом 3-го августа 1916 года).

Наступил новый 1915 год. Война продолжалась, и конца ей не было видно. С 15 по 20 января 1915 года Лифляндский полк участвовал в обороне деревни Гумин. Здесь полк понёс особенно тяжёлые потери, потеряв только убитыми и пропавшими без вести около 10 офицеров и сотни нижних чинов. Уже 24-го января в полк из дивизии прислали более 200 нижних чинов для пополнения убыли. Но этих сил оказалось недостаточно, и полк, как в далёком 1905 году, был сведён в 3 батальона. Видимо, в начале 1915 года Владимир Иванович был произведён в штабс-капитаны за выслугу лет (точной даты производства не найдено). За отличие в боях при обороне деревни Гумин штабс-капитан Зверев был награждён орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом (Высочайший приказ 28-го мая 1915 года).

Все эти долгие военные месяцы Владимир Иванович, видимо, продолжал помнить о своей знакомой Евдокии Фроловой из Двинска. Знакомство их состоялось до начала войны. Стройный и симпатичный полковой адъютант Лифляндского полка мог быть достойным женихом для многих двинских барышень. Но судьба свела вместе именно их. В августе 1915 года штабс-капитан Зверев убыл в разрешённый отпуск для вступления в законный брак. Евдокия в это время в числе многих жителей Двинска как беженка, находилась в Старой Руссе. Владимир Иванович знал об этом. Он приехал в город, но не знал точного адреса дома. Наняв извозчика и купив большой букет цветов, он, проезжая по улице от дома к дому, громко звал Евдокию. Она же в это время, помыв голову, вышла на балкон сушить волосы. Так состоялась эта встреча. Здесь же в Старой Руссе состоялось их венчание. А спустя несколько дней офицер-фронтовик Зверев уехал в свой полк. 10-го сентября он прибыл на фронт, и рапортом на имя командира полка он сообщил, что 28-го августа 1915 года вступил в первый законный брак с девицей Евдокией Кирилловной Фроловой. Начались тяжёлые фронтовые будни.

В сентябре 1915 года Лифляндский полк действовал в районе Сморгони и Ошмян. Тяжёлый бой с германцами произошёл 16-го сентября в районе деревень Черненты и Укроплянка. За отличие в этом бою штабс-капитан Зверев был представлен к награждению мечами и бантом к имеющемуся ордену Св. Станислава 3-й степени (приказ по 36-му Армейскому Корпусу № 3012 от 26-го сентября 1915 года).

17-го октября 1915 года Владимир Иванович, который всю жизнь оставался глубоко верующим человеком, по рапорту полкового священника протоирея Д. Митерева за № 57 от 14-го октября был назначен ктитором (церковным старостой) походной полковой церкви. С 7-го по 18-е ноября 1915 года он с исполнением обязанностей полкового адъютанта одновременно исправлял должность начальника полковой команды службы связи (по случаю убытия начальника команды в отпуск). 18-го ноября 1915 года штабс-капитан Зверев убыл в разрешённый отпуск, из которого вернулся 5-го декабря.

В 1917 году Россию потрясли трагические события. Февральские волнения в Петрограде, которые привели к отречению Императора Николая II и Октябрьский переворот большевиков, низвергли страну и армию в бездну. Фронт от Чёрного до Балтийского морей начал разваливаться. Уже в апреле в Лифляндском полку проведены выборы в полковой и ротные комитеты. Отныне без согласия комитета командиры не могли принять ни одного решения. Владимира Ивановича, как полкового адъютанта, согласование всех полковых дел с комитетом сильно угнетало. Любой вопрос обсуждался в жарких дискуссиях, требовавших немалого времени. Поэтому 13-го мая 1917 года штабс-капитан Зверев по личному ходатайству был освобождён от обязанностей полкового адъютанта и назначен командующим 2-й ротой полка на законном основании. На следующий день он принял роту. Командующий полком полковник Н.Ф. Алфёров в приказе по полку высоко оценил деятельность Владимира Ивановича на должности адъютанта полка в течение трёх лет Великой войны и выразил ему благодарность. Кроме того, два предыдущих командира Лифляндского полка полковники Н.Н. Алексеев (1915 – 1916 годы) и С.Н. Плеханов (1916 – 1917 годы) при убытии подарили Владимиру Ивановичу свои фотографии с дарственными надписями и благодарностями за совместную службу. 6-го июня, воспользовавшись затишьем на фронте, штабс-капитан Зверев убыл в разрешённый отпуск. В первых числах июля он возвратился обратно в полк.

В это время Зверевы с нетерпением ожидали появления ребёнка, и в начале сентября 1917 года в Витебске у Владимира Ивановича и Евдокии Кирилловны родилась дочь Ольга.

В июле – сентябре состоялось производство штабс-капитана Зверева в следующий чин (точная дата не найдена). Но в РГВИА сохранился приказ по 25-й Пехотной дивизии № 389 от 26-го сентября 1917 года о назначении капитана Зверева командиром Батальона Смерти дивизии. Этот батальон был сформирован в мае 1917 года. Тогда Лифляндский полк выделил на его сформирование 5 офицеров и около 180 солдат. В условиях революционной вакханалии на ударные части ложилась основная нагрузка на фронте. 1-го октября 1917 года Владимир Иванович принял этот батальон у капитана 99-го пехотного Ивангородского полка Я.-В.П. Озолина, убывшего на учёбу в Академию Генерального Штаба. Большевики, придя к власти, принялись уничтожать на фронте то, что ещё оставалось. В первую очередь были расформированы ударные части. А за ними этой же судьбе подверглись все русские полки. В начале 1918 года 97-й пехотный Лифляндский полк был расформирован. Оставшиеся солдаты и немногие офицеры распущены по домам.

Дальнейшая судьба русского офицера Зверева стала известна из сохранившихся документов, фотографий и рассказов его дочери. По её рассказам некоторое время капитан Зверев служил в Белой армии “у Деникина”. Но никаких подтверждений этому не найдено. Зато сохранилась фотография, на которой изображён Владимир Иванович с двумя офицерами. На обратной стороне надпись “Прейсиш-Голланд, блок XIV, барак 69, ком. 6. 26.VIII.1918 г.” Выглядят офицеры довольно хорошо. Все в погонах со знаками различия. На груди капитана Зверева ордена Св. Владимира 4-й степени с мечами и Св. Анны 2-й степени с мечами. В Прейсиш-Голланде в Восточной Пруссии немцы ещё в 1914 году построили большой лагерь для русских военнопленных. Как Владимир Иванович оказался в этом лагере остаётся загадкой. Спустя некоторое время он приехал к семье. Семья переезжает в Вильно. Город и край в это время входили в состав Польши.

18-го ноября 1920 года Владимира Ивановича призвали в польскую армию. В это время шла Советско-польская война. Польский офицер Зверев служил в управлении интендантства группы войск в Беняконе. 28-го апреля 1921 года он был уволен в запас. Видимо, одной из причин послужило то, что по национальности он был русским. Долгие годы Владимир Иванович поддерживал дружеские связи с бывшими кадровыми офицерами полка полковником Н.Ф. Алфёровым (командир полка в 1917 году) и штабс-капитаном К.С. Лейманом.

После увольнения из армии главы семейства, Зверевы некоторое время проживали в Даугавпилсе (бывший Двинск). Об этом свидетельствует справка из префектуры. Сохранилась и справка от 14-го сентября 1923 года о том, что семья Зверевых являются поданными Польши. На 1925 год семья Зверевых проживала в Альбертине Слонимского Уезда (под Барановичами). В 1925 году Владимир Иванович, как офицер запаса, получил разрешение на ношение знаков отличия и нашивок. В это время он работал счетоводом и бухгалтером. Ему, боевому офицеру, с трудом приходилось привыкать к новому образу жизни.

С 1-го июня 1928 года по 4-е марта 1929 года Владимир Иванович учился в Варшаве на курсах народных полицейских в Школе полиции. 15-го февраля 1929 года ему была вручена памятная медаль Участнику войны 1918 – 1921 годов. В 1933 году награждён медалью 10 лет обретения независимости Польшей. В этом же году назначена пенсия 2.330,8 злотых с доплатой на жену. В 1937 году Владимир Иванович был принят в Общество отставных офицеров полькой армии. В 1939 году с началом 2-й Мировой войны, офицер запаса Зверев снова был призван в польскую армию. Служил в Поставах на хозяйственных должностях. Но небольшая польская армия не могла долго противостоять германскому Вермахту. Офицер Зверев в числе некоторой части польских войск перешёл границу Литвы и оказался в лагере для интернированных поляков под Каунасом. В канун нового 1940 года лагерь расформировали, и он вернулся к семье в Вильнюс. Город и Виленский Край к этому времени вошли в состав Литовской Республики.

В 1940 году с приходом в Литву Красной Армии Владимира Ивановича, как и всех бывших интернированных офицеров-поляков снова арестовали, на этот раз сотрудники НКВД, Содержался он в Вильнюсе в Доминиканском костёле. Вскоре заключённых польских офицеров и чиновников посадили в эшелон и отправили вглубь России. В вагоне Владимир Иванович написал на открытке “Едем на восток!” и, подписав адрес, бросил её в окно вагона. И спустя несколько месяцев семья её получила. Бывшие польские офицеры были размещены в лагере в городе Козельске Калужской области. Лагерь (официально он назывался – Козельский лагерь НКВД СССР) находился в бывшем монастыре Оптина Пустыня. Этот лагерь был устроен для поляков осенью 1939 года. В апреле – мае 1940 года НКВД провели “очистку” лагеря. Почти все заключённые поляки были вывезены под Смоленск в печально известный Катынский лагерь. Все они там были расстреляны. Уже 13 – 15-го июля 1940 года в Козельский лагерь была доставлена новая партия бывших польских офицеров (2.353 человека), которые были интернированы в Литве. Среди них находился Владимир Иванович Зверев. В июле 1941 года, в связи с приближением немецких войск, заключённые были перевезены в Грязовецкие лагеря.

12-го августа 1941 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ об амнистии всех бывших польских военнослужащих, находящихся на территории страны. По договорённости с эмигрантским польским правительством в Лондоне было принято решение о сформировании на территории СССР польских частей. Командиром корпуса был назначен генерал Владислав Андерс. Но Советское руководство всячески тормозило формирование польских дивизий. Поэтому польское правительство во главе с премьер-министром В. Сикорским обратилось к У. Черчилю с просьбой о содействии в переброске “армии Андерса” в Ирак. Такая договорённость была достигнута. К 1-му сентября 1942 года польские формирования, получившие официальное нименование 2-го Польского Корпуса, покинули СССР. Армия была разбросана от Ирака до Тель-Авива и Египта. Только в начале 1944 года польские части были переброшены в Италию и приняли участие в военных действиях против Германии. Владимир Иванович, видимо по возрасту и здоровью, уже не смог служить. Он поселился в Иерусалиме и проживал в монастыре Св. Никадима. Сохранилась икона Св. Николая с подписью “Из Иерусалима 1942 – 1947”, которую он прислал позже семье. В 1943 году в Вильнюсе скончалась Евдокия Кирилловна, так и не дождавшись встречи с мужем. С 1947 года дочь Ольга начала получать письма и даже посылки от отца. Владимир Иванович всеми силами стремился приехать на Родину. Но здесь его снова ждал бы лагерь. И дочь в своих письмах отговорила его от опасной поездки. В 1947 году Владимир Иванович переезжает в Тегеран. В 1949 году переезжает в Лондон. Скончался Владимир Иванович 25-го октября 1954 года. Он был похоронен на кладбище польских офицеров в Лондоне. Так закончилась жизнь одного из тысяч офицеров Русской Императорской армии.

Ольга Владимировна перед 2-й Мировой войной училась в Вильнюсском Университете. В 1941 году она окончила 3-й курс, но началась война. Только в 1945 году она смогла продолжить учёбу. После окончания университета Ольга Владимировна работала учителем русского и польского языков в школе. Некоторое время была завучем. В настоящее время проживает с детьми, внуками и правнуками в Вильнюсе.

 

Использованная литература

РГВИА, ф. 400, оп. 12, д. 27725. (Послужной список подпоручика В.И. Зверева за 1907 г.)
РГВИА, ф. 2355 (Фонд 25-й Пехотной дивизии)
РГВИА, ф. 2711 (Фонд 97-й пехотного Лифляндского полка)
Морозов О.В. 97-й пехотный Лифляндский полк в Русско-японской войне 1904 – 1905 годов. Рейтар. № 5 (2/2004)

Опубликовано в Российском военно-историческом журнале “Рейтар” № 29 (2006 г.)

Вы здесь: Главная » СУДЬБА РУССКОГО ОФИЦЕРА